Книга

А. де Токвиль

Старый порядок и Революция

Издательство Социум
Год 2017
Страниц 372
Оформление Обложка
Формат 84х108/32 (130х200 мм)
ISBN 978-5-906401-69-4
Вес, г 350
ID 106
0.00 руб.
Нет в продаже
В корзину

Книга Алексиса де Токвиля (1805—1859) «Старый порядок и Революция» (1856) открыла новый период изучения Французской революции. Пытаясь выяснить ее истоки Токвиль обнаружил, что предшествовавший Революции старый порядок совершенно позабыт и сделался непонятным. И теперь нужно было идти в архивы и восстанавливать образ той Франции. Только так можно объяснить, почему произошла Революция и почему ее ход и результаты оказались такими, а не иными. Тем самым он задал новую научную программу исследований генезиса и характера переворота.

Сам же Токвиль выяснил, что французы не так уж резко порвали со своим прошлым, как это им казалось, что и этого прошлого они перенесли в новое свое состояние  много прежних идей, привычек, стремлений, что многое, начало чего усматривалось в Революции, зародилось еще в Старом порядке. Токвиль указал, что французы более стремились к равноправию, чем к свободе, к равенству хотя бы и под властью деспота, чем к личной независимости.

Одним из важнейших научных достижений Токвиля стало открытие того, что характерная для постреволюционной Франции мелочная централизация активно развивалась еще в недрах Старого порядка. Со ссылкой на книгу Токвиля, Гюстав Лебон писал в конце XIX в.: «Особенно Революция не изменила ничего и не могла изменить в утвердившемся среди французов понятии о государстве, т.е. понятии о все большем расширении его функций и все большем ограничении инициативы граждан — этих основах современного социализма. Если хотят понять, до какой степени это стремление все передать в руки правительства, а следовательно, и увеличить число общественных должностей, присуще духу расы, стоит только перенестись мыслью за несколько лет до Революции. Действие центрального правительства было почти так же сильно, как и теперь».

Автор «Старого порядка и революции» не отрицал влияния рационалистической идеологии XVIII века, даже подчеркнув ее универсальный характер, делающий ее по своему влиянию сходной с религиями, которые обращаются к человеку вообще, но он вместе с тем положил начало научному исследованию реальных общественных взаимоотношений, совокупность которых и составляла то, что было обобщено под термином «Старый порядок».

«Каждому, кто хочет научно отнестись к истории Революции, надлежит быть знакомым с этим небольшим, но в высшей степени замечательным трудом» — писал известный русский истории Н. И. Кареев.

 

Предисловие к русскому переводу

Предисловие автора

Книга первая

Глава первая. Противоречивые суждения, произнесенные о Революции при ее возникновении

Глава вторая. О том, что основной и конечной целью Революции не было, как это думали, разрушение религиозной и обессиление политической власти

Глава третья. Каким образом и почему Французская Революция, будучи революцией политической, в своих приемах походила на религиозную

Глава четвертая. Как почти вся Европа имела совершенно одинаковые учреждения и как эти учреждения повсеместно пали

Глава пятая. Что собственно сделала французская Революция

 

Книга вторая

Глава первая. Почему феодальные права стали ненавистны народу во Франции более, чем в других странах

Глава вторая. О том, что административная централизация есть учреждение старого порядка, а не создание Революции или Империи, как это говорят

Глава третья. Так называемая правительственная опека есть учреждение старого порядка

Глава четвертая. О том, что административная юстиция и судебные изъятия в пользу чиновников суть учреждения Старого порядка

Глава пятая. Как могла централизация проникнуть таким образом в среду старых властей и занять их место, не разрушив их

Глава шестая. Об административных нравах при Старом порядке

Глава седьмая. О том, что уже при Старом порядке во Франции столица успела приобрести такой перевес над провинциями и поглощала соки всего государства в такой степени, как нигде в Европе

Глава восьмая. О том, что Франция была страной, в которой люди стали наиболее похожи друг на друга

Глава девятая. О том, что эти до такой степени похожие люди более, чем когда-либо, делились на маленькие группы, взаимно чуждые и равнодушные друг к другу

Глава десятая. Каким образом уничтожение политической свободы и разобщение классов породили почти все общественные недуги, разрушившие Старый порядок

Глава одиннадцатая. О своеобразной свободе, встречавшейся при Старом порядке, и о влиянии ее на Революцию

Глава двенадцатая. О том, что, несмотря на поступательное движение цивилизации, положение французского крестьянина в XVIII в. порою бывало хуже, чем в XIII в.

 

Книга третья

Глава первая. Каким образом, около половины XVIII века, литераторы сделались главными государственными людьми во Франции, и каковы были последствия этого обстоятельства

Глава вторая. Каким образом неверие могло стать общей и преобладающей страстью у французов XVIII в., и каково было влияние, оказанное этим на характер Революции

Глава третья. О том, что французы стремились к реформам раньше, чем стали желать вольностей

Глава четвертая. О том, что царствование Людовика XVI было наиболее благополучной эпохой старой монархии, и каким образом именно это благополучие приблизило Революцию

Глава пятая. О том, как привели народ к восстанию, желая облегчить его положение

Глава шестая. О некоторых приемах, с помощью которых правительством довершено было революционное воспитание народа

Глава седьмая. О том, что политической революции предшествовал крупный административный переворот и о последствиях этого факта

Глава восьмая. О том, как все предшествующее само собой привело к Революции

 

Приложение

Об областях с провинциальными штатами и, в частности, о Лангедоке

 

Примечания

 

А. де Токвиль
Алексис де Токвиль